Главная » Политика » Зачем России модернизировать за свой счет армию Абхазии

Зачем России модернизировать за свой счет армию Абхазии

Зачем России модернизировать за свой счет армию Абхазии

Российский лидер Владимир Путин принял предложение правительства РФ подписать соглашение о финансировании расходов на модернизацию Вооруженных сил Абхазии. Соответствующее распоряжение опубликовано на портале правовой информации.

Перед подписанием нового соглашения Россия и Абхазия должны будут провести переговоры, в которых примут участие МИД и Минобороны РФ. Отмечается, что в ходе выработки данного соглашения в его проект «разрешено вносить изменения, не имеющие принципиального характера». Иными словами, главное останется неизменным — Россия намерена серьезно вложиться в качественную модернизацию Вооруженных сил Республики Абхазия. Обосновано ли это решение президента и правительства РФ? Попробуем вместе ответить на этот вопрос.

Региональный союзник России

Зачем России модернизировать за свой счет армию Абхазии

Начнем с анализа ситуации в Абхазии. Во-первых, республика на сентябрь 2019 года остается частично признанным государством. Начиная с 2008 года она была признана пятью странами — членами ООН и четырьмя государственными образованиями, которые являются непризнанными. В документах ООН Абхазия продолжает значиться как территория Грузии.

Во-вторых, Абхазия продолжает оставаться в понимании многих россиян «дотационной дырой», «приправленной» еще и слухами об ухудшении криминогенной обстановки в закавказской республике. То, что эти слухи не лишены оснований, подтверждает появление в августе 2017 года заявления посольства России с рекомендацией российским туристам в Абхазии «проявлять повышенную осторожность и бдительность, воздерживаться от конфликтов с местным населением, посещения безлюдных мест, не оставлять без присмотра малолетних детей и личные вещи».

В-третьих, в Абхазии не все гладко с лояльностью населения президенту республики Раулю Хаджимбе. По сути, она продолжает оставаться территорией гражданского противостояния. За доказательствами далеко ходить не надо. В мае этого года Хаджимба публично признал, что протестные акции оппозиции и нагнетание напряженности в стране могут отпугнуть многих туристов.

В-четвертых, шероховатостей в сношениях Москвы и Сухума имеется немало. Например, давней «занозой» российско-абхазских отношений остается неразрешенный территориальный спор двух государств из-за села Аибга. Тот факт, что печально известный в России террорист Шамиль Басаев был когда-то награжден бывшим президентом республики Владиславом Ардзинбой медалью «Герой Абхазии», тоже не забыт.

В-пятых, гранича на севере и северо-востоке с Россией, на юго-востоке и юге Абхазия упирается в грузинские регионы Самегрело и Земо-Сванети. Таким образом, частично признанная республика вынуждена жить с оглядкой на территорию откровенно враждебного государства, по сию пору не отказавшегося от планов возвращения Сухума под контроль Тбилиси. Конечно, печальный итог вторжения в августе 2008 года в Южную Осетию заметно охладил наиболее горячие головы в грузинских штабах и властных кабинетах. Но реваншистов, равно как и националистов, там, с благословения главного союзника современной Грузии — США, до сих пор хватает.

Зачем России модернизировать за свой счет армию Абхазии

В свою очередь Вашингтон в русле продолжающейся конфронтации между Западом и РФ рассматривает Грузию как удобный плацдарм для антироссийских действий. Продолжается втягивание Грузии в орбиту НАТО и «реанимация» с иностранной помощью грузинского военного потенциала, изрядно пострадавшего в 2008 году. Растет количество учений на территории страны, к участию в которых, помимо, собственно, грузинских военнослужащих, на регулярной основе привлекаются военнослужащие США, Великобритании, Германии, Испании и т. д. В качестве иллюстрации этого процесса можно вспомнить учения Noble Partner 2018, для участия в которых на территорию Грузии впервые были переброшены американские танки «Абрамс», боевые машины пехоты «Брэдли», бронетранспортеры «Страйкер» и ударные вертолеты «Апач».

Еще одна деталь — посещение грузинского порта Батуми стало за последнее время чуть ли не обязательным пунктом «экскурсионной» программы кораблей ВМС США, демонстрирующих военное присутствие НАТО в акватории Черного моря.    

Иными словами, на границе с Абхазией существует постоянный очаг напряженности, что, конечно, не лучшим образом сказывается на ситуации в республике. С другой стороны, именно это обстоятельство в немалой степени подталкивает Россию и Абхазию навстречу друг другу. Ибо «враг моего врага — мой друг». Для Абхазии РФ является защитницей от Грузии, для России Абхазия — это часть оборонительного периметра в Закавказье, прикрывающего глубинные районы РФ от враждебных акций стран Запада и их сателлитов. То есть Абхазия по объективным причинам является региональным союзником России.

«Нам есть о чем поговорить»

Зачем России модернизировать за свой счет армию Абхазии

Очередное подтверждение этот тезис получил в ходе развязанного Грузией в августе 2008 года вооруженного конфликта, когда абхазская территория использовалась для развертывания российских войск, а абхазские военные формирования активно действовали против грузинских частей в Кодорском ущелье. Итогом этих событий стало признание Россией 26 августа 2008 года независимости Абхазии. То есть РФ является гарантом ее существования как независимого государства.

Факт признания Москвой независимости Сухума совсем не означал изменения ранее сложившегося status quo, при котором Абхазия находилась в глубокой финансово-экономической, военной и политической зависимости от Российской Федерации.

На текущий момент большинство населения Абхазии имеет российские паспорта, а РФ остается ее крупнейшим торговым партнером — на долю России приходится 56% от общего абхазского товарооборота. В качестве денежной единицы на территории страны применяется российский рубль. Большинство туристов, посещающих Абхазию, являются россиянами. При этом туризм остается одной из основ всей экономики республики.

Москва оказывает масштабное финансовое и социально-экономическое содействие развитию страны. Так, в частности, объем инвестпрограммы для поддержки Абхазии на 2017–2019 годы составил около шести миллиардов рублей.

С 2009 года в Абхазии дислоцируется 7-я объединенная военная база российских Вооруженных сил.

Современные российско-абхазские отношения отлично характеризуют слова Владимира Путина, адресованные 8 августа 2017 года президенту Абхазии Раулю Хаджимбе.

«Нам есть о чем поговорить, но самое главное заключается в том, что у нас особые, совершенно особые отношения с Абхазией. Мы надежно гарантируем безопасность и самостоятельность Абхазии, независимость. Уверен, что так и будет дальше».

Итак, как мы видим, ситуация в Абхазии достаточно непростая. Стоит ли России с учетом всех вышеперечисленных факторов заботиться об усилении обороноспособности этой страны? На наш взгляд, стоит.

Теперь, когда мы определились с этой принципиальной позицией, двинемся в наших рассуждениях дальше.    

Вот если бы кто-нибудь помог…

Зачем России модернизировать за свой счет армию Абхазии

Мы уже упоминали дислоцированную в Абхазии 7-ю объединенную военную базу российских Вооруженных сил. Численность ее контингента насчитывает порядка 4000 человек. Российские военнослужащие находятся на бывших миротворческих объектах и военном аэродроме «Бамбоура» в районе Гудауты, полигоне и части порта в Очамчире, в совместных российско-абхазских войсковых гарнизонах в Кодорском ущелье и около Ингурской ГЭС.

Основываясь на опыте событий августа 2008 года, можно отметить, что в случае форс-мажорных обстоятельств Москва способна в короткие сроки заметно усилить свое военное присутствие в Абхазии. Однако это не означает, что в пиковой ситуации границы республики должны защищать исключительно русские. Ведь помимо российского воинского контингента, являющегося главной опорой обороноспособности республики, у Абхазии имеются и собственные Вооруженные силы.

Другое дело, что, будучи созданными в период грузино-абхазских конфликтов начала 90-х годов, Вооруженные силы Абхазии по большей части так и застряли на техническом и организационном уровне времен боев за Сухум 1993 года. В то же время Вооруженные силы Грузии после «революции роз» в 2003 году и прихода к власти Михаила Саакашвили претерпели заметную эволюцию, усилившись как количественно, так и качественно.

Одновременно с помощью США и их сателлитов произошло масштабное перевооружение грузинской армии и «подтягивание» ее до стандартов НАТО. В той или иной степени этим занимались госструктуры и частные контракторы Болгарии, Боснии и Герцеговины, Великобритании, Греции, Израиля, Латвии, Литвы, Сербии, США, Турции, Украины, Франции, ФРГ, Чехии и Эстонии. Благодаря иностранным кредитам при Саакашвили Грузия поставила мировой рекорд по росту военного бюджета, увеличив его в 2003–2007 годах более чем в 30 раз: с 30 млн до 940 млн долларов!

Правда, затем грузинский «колосс», битком набитый деньгами и современным оружием, вдребезги разбился о 58-ю общевойсковую армию ВС РФ и южноосетинских ополченцев… Но сильнее от этого Вооруженные силы Абхазии с их полупартизанской тактикой, парком «винтажных» танков Т-55, старенькими БМП-1 и ПТРК разработки 60-70-х годов прошлого века, конечно, не стали. И не могли стать, потому что вопрос совершенствования Вооруженных сил республики объективно упирался в ограниченность абхазских ресурсов. «Прыгнуть выше головы» абхазы при всем желании не могли. Вот если бы кто-нибудь извне оказал стране помощь в военном строительстве…

Вполне логично и понятно

Зачем России модернизировать за свой счет армию Абхазии

Понятно, что этим «кто-то» могла быть только Россия. Но та до определенного момента от оказания действенной военно-технической помощи Сухуму воздерживалась. Свою позицию по этому вопросу Москва пересмотрела только после известных августовских событий 2008 года, да и то лишь частично, на первых порах ограничившись созданием в Абхазии 7-й объединенной военной базы российских Вооруженных сил.

По-настоящему тектонический сдвиг произошел только после Евромайдана на Украине, воссоединения Крыма с Россией и начала гражданской войны в Донбассе. Перечисленные события настолько накалили отношения между Западом и Россией, что в Москве поняли: терять больше нечего и дальше можно действовать без оглядки на мнение Вашингтона/Брюсселя.

24 ноября 2014 года президенты России и Абхазии Владимир Путин и Рауль Хаджимба подписали в Сочи Договор о союзничестве и стратегическом партнерстве сроком на 10 лет, согласно которому должны были быть созданы общее оборонное пространство и совместная группировка войск с перспективой полной военно-политической интеграции двух государств.

В мае 2015 года бывший командующий 58-й общевойсковой армией во время отражения грузинской агрессии против Южной Осетии Анатолий Хрулев был назначен начальником Генерального штаба абхазских Вооруженных сил и первым заместителем министра обороны республики. Очевидно, именно Хрулев провел «аудит» Вооруженных сил страны, на основании которого в Москве были выработаны предложения по интеграции абхазских формирований в состав ВС РФ. 

В ноябре 2016 года Госдума РФ ратифицировала соглашение с Абхазией об объединенной группировке войск. Согласно этой договоренности, совместные российско-абхазские силы в случае угрозы или в военное время должны перейти в подчинение назначенного российским Минобороны командующего.

В конце августа 2019 года на встрече главы российского военного ведомства Сергея Шойгу и министра обороны Республики Абхазия, генерала армии Мераба Кишмарии была достигнута договоренность о финансировании Россией модернизации Вооруженных сил Абхазии. Ну, а в сентябре 2019-го, как мы уже знаем, Владимир Путин поддержал предложение правительства РФ подписать соглашение о финансировании расходов на модернизацию ВС Абхазии.

Хочется напомнить, что не только Вооруженные силы Абхазии подлежат интеграции в состав ВС РФ. Согласно подписанному в 2017 году межгосударственному соглашению, отдельные подразделения Вооруженных сил Южной Осетии также входят в состав ВС РФ. Таким образом, на продолжающуюся милитаризацию Грузии Россия отвечает методичным усилением обороноспособности Сухума и Цхинвала, что вполне логично и понятно.

Польза «перекроет» финиздержки

Зачем России модернизировать за свой счет армию Абхазии

Впрочем, вернемся к соглашению о финансировании расходов на модернизацию Вооруженных сил Абхазии.

На что конкретно, согласно этому соглашению, будут потрачены российские деньги? На «поэтапную унификацию [в Абхазии] стандартов военного управления, материально-технического обеспечения, денежного довольствия и других социальных выплат и, что немаловажно, оснащение наших Вооруженных сил современными видами вооружения». Такую информацию озвучил начальник пресс-службы министерства обороны Абхазии Роланд Джоджуа.

Насколько велики будут расходы России на модернизацию Вооруженных сил Абхазии?

Номинально основой ВС Абхазии считаются три мотострелковые бригады, плюс отдельный артполк, 14 бортов ВВС, три дивизиона катеров и батальон морпехов, плюс значительное количество резервистов, подлежащих призыву в угрожаемый период. Но солидные термины «бригада», «полк» применительно к абхазским Вооруженным силам, как говорится, имеют свою специфику…

По мнению отечественных аналитиков, реальный боевой потенциал Вооруженных сил Абхазии в мирный период примерно равен возможностям усиленного мотострелкового полка ВС РФ. Это позволяет предположить, что в масштабах военного бюджета России траты на модернизацию ВС Абхазии окажутся достаточно незначительными.

Зато с точки зрения укрепления российско-абхазских отношений польза от реализации Москвой модернизации Вооруженных сил Абхазии «перекроет» все российские финансовые издержки. Модернизация Россией ВС Абхазии укрепит обороноспособность как самой республики, так и РФ, одновременно став еще одним шагом к полной военно-политической интеграции двух государств.

Таким образом, решение Владимира Путина и правительства РФ подписать соглашение о финансировании расходов на модернизацию Вооруженных сил Абхазии следует считать полностью оправданным.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector