Главная » Экономика » Закамский лосось: рыбацкая байка или суперпроект?

Закамский лосось: рыбацкая байка или суперпроект?

На создаваемый Равилем Муратовым крупнейший в стране рыбный технопарк клюнули норвежцы — воду почти даром будет греть челнинская ТЭЦ

2,4 млрд рублей инвестиций, из которых полмиллиарда даст бюджет республики, уйдет на первый этап технопарка аквакультур, который создает в челнинском ТОСЭР идеолог рыбоводческой концепции РТ Равиль Муратов. Как выяснил «БИЗНЕС Online», технопарк планируют разместить на недействующей производственной базе, принадлежащей местным предпринимателям. Эксперты говорят о рисках проекта — объемы поистине циклопические, а качественный корм придется импортировать.

Закамский лосось: рыбацкая байка или суперпроект?

ЛОСОСЕВАЯ ТЕПЛОЦЕНТРАЛЬ

Норвежский лососевый завод, который планируется запустить в челнинском ТОСЭРе, постепенно обретает материальные очертания. Как выяснил «БИЗНЕС Online» у председателя республиканского совета по вопросам воспроизводства водных биологических ресурсов и развития аквакультуры РТ Равиля Муратова, технопарк аквакультуры в автограде станет одним из двух главных проектов в масштабной программе развития рыбной отрасли — наряду с рыборазводным комплексом в поселке Черепашье Рыбно-Слободского района.

Площадка в Челнах уже подобрана — это 50 га напротив местной ТЭЦ, через трассу М7. Возможность строительства около ТЭЦ во многом определила географию проекта: изначально выращивать теплолюбивые породы планировали в Заинске, поставив технопарк на базе единственного пока тепловодного хозяйства близ местной ГРЭС, однако в августе 2016 года Заинский рыбхоз потерял всю свою рыбу — когда на станции включились дополнительные турбины, от перегрева содержание кислорода в воде резко сократилось, случился мор. Самостоятельно частные инвесторы не смогли оправиться от удара, а от республики поддержки не последовало — с открывшимися рисками вкладывать в Заинск бюджетные деньги оказалось нецелесообразно. К весне 2017 года рыбное хозяйство было выставлено на продажу за 40 млн рублей, а для технопарка нашлось другое теплое, а главное, стабильное место под боком челнинской ТЭЦ.

Закамский лосось: рыбацкая байка или суперпроект?

Близость теплоэлектроцентрали принципиально важна. Она сделает рыборазводный проект рентабельным благодаря подаче дешевой теплой воды — по словам Муратова, врезка в коллектор тепловода для нужд технопарка обеспечит тепло по 700 рублей за гигакалорию. В этой благодатной среде республика рассчитывает выращивать 40 тыс. т рыбы в год. Цена вопроса весьма значительна: на создание только самого технопарка (вполне традиционного — инфраструктура и управляющая компания к услугам резидентов) региональный бюджет, по словам Муратова, закладывает около 500 млн рублей. Правда, в части инфраструктуры республика рассчитывает на финансирование от фонда развития моногородов. По регламенту на одного сотрудника технопарка фонд может выделить по миллиону рублей. По предварительным расчетам, технопарк в совокупности может трудоустроить 600–700 человек, включая персонал управляющей компании.

На данный момент проект челнинского парка ведет казанский инновационный технопарк «Идея», совет директоров которого уже принял решение о выделении 10 млн рублей на создание собственной управляющей компании в Челнах. Процесс курирует и. о. гендиректора «Идеи» Олег Ибрагимов.

Закамский лосось: рыбацкая байка или суперпроект?

«ВОЗИТЬ РЫБУ ЧЕРЕЗ ГРАНИЦУ СТАНОВИТСЯ ВСЕ ДОРОЖЕ…»

Обустройство парка должно начаться в этом году, а уже в 2019-м первый якорный резидент должен запустить производство. Резидент этот известен — свой выбор на Челнах остановила норвежская компания Noras Watertech AS, которая берет в парке 8,5 га под 10 тыс. т лосося в год. По плану еще 20 тыс. т может взять на себя владелец казанского ООО «Альфа-тех» Рамиль Гарафутдинов — он хочет выращивать клариевого сома, потенциально самую дешевую рыбу на рынке, равноценную, к примеру, куриному мясу. Гарафутдинов декларирует намерения, однако, по словам Муратова, пока не показал собственных средств, следовательно, его участие в проекте еще не гарантировано. Кто закроет остаток мощности в объеме 10 тыс. т рыбы, пока не определено.

Норвежцы, напомним, и в Татарстане поначалу рассматривали площадку Камских Полян, а вообще, республика фактически увела инвестора у других регионов. Noras Watertech AS видела свой завод и в Калининграде, и в Карелии, до которой из Норвегии просто ближе, чем до Татарстана. РТ, однако, как ни парадоксально, занимает выгодное положение на карте России — от даров моря далеко, к рынкам сбыта близко. Поэтому 9 октября в Казани на сессии российско-норвежской комиссии по рыболовству при участии президента РТ Рустама Минниханова и замглавы федерального агентства по рыболовству Василия Соколова компания заключила с технопарком «Идея» соглашение о строительстве завода в Челнах. Инвестиции в первую очередь, по словам руководителя «Идеи» Ибрагимова, составят 26,9 млн евро, или 1,9 млрд. рублей по актуальному курсу. На первом этапе завод будет выпускать по 3 тыс. т атлантического лосося в год.

Закамский лосось: рыбацкая байка или суперпроект?

«В принципе, получать теплую воду и электричество несложно в любом месте, — пояснил специфику проекта Муратов. — Достаточно поставить газотурбинные установки. Но в Набережных Челнах об этом вообще думать не придется. В себестоимости производства рыбы два главных фактора — это энергетика и корм. У нас, между прочим, и электричество в 10 раз дешевле, чем в Норвегии. Но главный интерес для них — это, конечно, локализация. Возить рыбу через границу становится все дороже, а тут производство непосредственно под географию рынка. Норвегия — лидер в технологиях и объемах выращивания рыбы, и мы рассчитываем на продолжение сотрудничества по другим направлениям отрасли».

Разумеется, кроме дешевой энергетики норвежцы идут и на льготы ТОСЭРа, однако, как выяснил «БИЗНЕС Online», готового к презентации перед республиканской комиссий бизнес-плана от Noras Watertech AS в исполком пока не поступало, поэтому и срок защиты вхождения в налоговый рай не определен. Более того, со слов Тимергалиева, понятно, что участок в 50 га пока что никому не выделен, хотя и подготовлен.

«Со стороны муниципалитета вся предварительная работа для реализации проекта проведена, — сообщил Тимергалиев „БИЗНЕС Online“. — Участок поставлен на кадастровый учет, готов к предоставлению. Речка и водоем, которые располагаются рядом, отмежеваны, чтобы производство не попадало в их охранные зоны».

Закамский лосось: рыбацкая байка или суперпроект?

«ПУСТАЯ» ПЛОЩАДКА С 19 ОБЪЕКТАМИ

Между тем, прохождение всех процедур с выделением земли — это не единственный нюанс, который «Идее» предстоит решить для создания рыбных производств. Земля, которую республика предлагает иностранным коллегам, в общем-то, занята… Осмотрев место планируемого размещения технопарка, «БИЗНЕС Online» обнаружил здесь не только речку, но и целых 19 строений, частично недостроенных, частично готовых. Вновь обратившись к Тимергалиеву, мы выяснили, что на все объекты выделены публичные сервитуты, которые обеспечат собственникам проезд к своей недвижимости. Тем не менее ясно, что такое соседство норвежцам может прийтись не по душе, как и наоборот, — словом, имидж республики при таком раскладе будет зависеть от уживчивости старых и новых землепользователей. Сложность ситуации в том, что, во-первых, строения расположены на территории отнюдь не компактно. Во-вторых, схема размещения технопарка накладывается прямиком на существующие здания, словно интересы реальных собственников не стоят внимания. Конечно, схема — это еще не утвержденный генплан, однако она учитывает столь важную для производства логистику подачи теплой воды с ТЭЦ, и, кроме того, предлагать резидентам площадку с сервитутами, строиться на которой можно лишь вокруг и между двух десятков построек… В глобальную рыбную концепцию Татарстана этот факт вписывается на первый взгляд неаккуратно.

Как выяснил «БИЗНЕС Online», у 19 объектов всего два собственника. 18 из них принадлежат ООО «ЭнергоГруппКапитал» Ильгиза Зянгирова (66,68%) и Ильшата Фаррахова (33,32%) — по договорам аренды это склады, гаражи, насосные станции, хотя компания по ОКВЭД специализируется на управлении собственной недвижимостью. Еще одно помещение в собственности у ООО «Кампанель», принадлежащего Александру Норову и занятого производством металлоконструкций.

Отношение Норова к перспективе строительства завода неоднозначно. Собственник объекта сообщил «БИЗНЕС Online», что слышал о неких абстрактных планах на участок, часть которого он занимает, однако о планах размещения здесь крупных производств он не в курсе, как и о формировании нового кадастрового участка вокруг своего здания. На вопрос, готов ли он толкаться локтями с нежданными соседями или предпочтет подыскать новое место, Норов не дал четкого ответа. «У меня там производство не переносимое, я не могу оттуда съехать», — заявил предприниматель поначалу, отказавшись, впрочем, уточнить, что именно производится в этом месте. Немного подумав, он все же уточнил, что если получит выгодное предложение, то рассмотрит его. «Кампанель», отметим, звезд с неба не хватает, но работает с прибылью. По крайней мере в 2015 году — последнем из доступных в системе «Контур.Фокус» — компания выручила 72,1 млн рублей и получила 1,1 млн чистой прибыли. Кроме нее у Норова в собственности еще два ООО — «Скада Инжиниринг» и «Камастел».

Закамский лосось: рыбацкая байка или суперпроект?

«ПОЧЕМУ МОИ ЗДАНИЯ НЕ МОГУТ ПРИГОДИТЬСЯ НОРВЕЖЦАМ?..»

В отношении основного интересанта Зянгирова уже по открытым источникам можно сделать вывод, что бизнесмен он опытный — на данный момент является совладельцем 15 компаний, в большинстве из которых числится основным собственником. Предприятия занимаются как торговлей, так и производством на разных рынках, хотя сам «ЭнергоГруппКапитал» в 2016 году показал всего 3,8 млн рублей оборота и символические 151 тыс. рублей прибыли. В свое время Зянгиров являлся вторым по доле (20,28%) соучредителем банка «Камский горизонт». Как оказалось, он не прочь избавиться от недостроев и даже готов сам поучаствовать в программе.

«Мне кажется, добрые соседи всегда лучше, чем пустырь, так что я абсолютно не против их размещения, — сообщил Зянгиров „БИЗНЕС Online“. — Мы встречались по этому вопросу с Олегом Евгеньевичем (Ибрагимовым прим. ред.), он интересовался: а что, если свободные земли заберут под технопарк? Я сказал: пожалуйста, не заберете вы — заберет кто-нибудь другой. Земля же муниципальная. Если возникнет необходимость в моих площадях, то мы готовы рассматривать партнерские отношения. Возможно наше участие недвижимостью, возможны и вложения с нашей стороны. Я сам производственник, у меня несколько предприятий. Площади для меня проблемы не составляют, а на этой площадке сейчас ничего не производится. У меня производственная база напротив, в километре от этого места. Я планировал в будущем переехать на площадку у ТЭЦ, в рамках расширения, но ситуация в стране изменилась: чтобы переехать, нужно достроить это и продать то, что есть, а продать сегодня уже проблематично».

Как описал Зянгиров, его здания в основном сгруппированы в двух концах поля, по центру остается порядка 25 га пустоши. Он готов рассматривать и любые варианты размещения резидентов на его территории. «Лучше делать что-то с кем-то, чем ничего. Почему мои здания не могут пригодиться норвежцам? Это капитальные хорошие строения. В любом производстве нужны помещения под те же морозильные камеры, под офисы. А если наши здания им не подойдут, то, возможно, мы и сами освоим какую-то рыбоводческую программу, мы ведь всегда чему-то учимся. Ко мне из Челябинска приезжали ребята, которые сомиков разводят, — тоже присматривались к этой площадке, еще до норвежцев. Они, например, готовы были рассматривать совместное участие. Если площадка заработает, в выигрыше будут все», — отметил Зянгиров и уточнил, что от «Идеи» или от Noras Watertech AS конкретных предложений пока не поступало.

Закамский лосось: рыбацкая байка или суперпроект?

10 ЛЕТ СПУСТЯ

Напомним, идее сформировать в Татарстане рыбный кластер уже около 10 лет, о тщетных попытках наладить эту работу говорили при подписании соглашения с норвежцами и Минниханов, и Соколов. В свое время республика уже входила в федеральную целевую программу, которая позволяла закупать мальков на развод, однако не срослось — программа была закрыта. Были и другие преграды — к примеру, в случае с разведением рыбы в естественных водоемах сложно рассчитывать на лояльность регулятора уровня воды в водохранилищах региона. Решения нижне-волжского бассейнового водного управления (БВУ) всегда отдавались головной болью в Татарстане: местные экологи, к примеру, жаловались на осушение волжских нерестилищ по весне, когда БВУ регулировало уровень воды в пользу астраханских акваторий. Приоритеты БВУ по уровню воды объяснялись просто: в Астрахани осетровые мечут черную икру, а она продается за валюту. Для татарстанских не столь ценных пород бич нижне-волжского БВУ годами оставался пострашнее браконьерского. Отчасти и поэтому республика в итоге взяла курс на искусственное разведение молоди и выпуск в водоемы живых мальков — икра в этом случае остается в безопасности.

Нынешний совет, возглавляемый Муратовым, был создан осенью 2016 года, и около года назад он представил комплексную стратегию развития водных ресурсов. Теперь Росрыболовство в лице Соколова признает Татарстан как первый субъект Федерации, которому, похоже, удастся создать аквакульутрный технополис. Это понятие, по объяснениям Муратова, включает в себя комплекс частных бизнес-площадок на территории Татарстана, работающих на одну общую концепцию.

Закамский лосось: рыбацкая байка или суперпроект?

«Один из самых больших технопарков мы видим в Набережных Челнах, — поясняет Муратов. — Перед технополисом ставится четыре задачи, определенные решением совета безопасности РТ и указом президента. Аквакультура, то есть выращивание рыбы в замкнутом пространстве, — это локомотив, за которым пойдет производство кормов в республике. Следующим шагом станет производство рыбы в прудах и озерах, которых в Татарстане насчитывается около 12 тысяч. Нам нужно провести инвентаризацию всех водных объектов, и 800 с лишним прудов мы уже обследовали, в этом году должны закончить. На выходе получим реестр водоемов, которые можно зарыблять определенными породами. Мы намерены погрузиться в тему вплоть до селекционных исследований. Норвегия — самая продвинутая страна в этом вопросе, они выращивают 1,3 миллиона тонн в год, у них на отрасль работают и университеты, и промышленность. Поэтому мы рассчитываем не только на инвестиции и поставки оборудования, но и на совместную науку».

Закамский лосось: рыбацкая байка или суперпроект?

«РЫБОВОДЧЕСКИХ ПРОГРАММ ПЕРЕВИДАЛ МОРЕ, НИ ОДНА ДО ДЕЛА НЕ ДОШЛА»

Эксперты «БИЗНЕС Online» оценили проект технопарка «Идея» и трудности, с которыми его идеологам предстоит столкнуться.

Виталий Касакин — глава рыбоводческого крестьянско-фермерского хозяйства, собственник торговой марки «Усадьба Касакина»:

— Температура воды играет важную роль при выращивании рыбы, но, насколько я понял, речь идет об установке замкнутого водоснабжения. В замкнутом цикле подача теплой воды уже не играет главной роли, потому что ее оборотная доля составляет около 10 процентов, а 90 процентов воды циркулирует внутри установки. Главные затраты — это электроэнергия для очистки воды и корм. В любом случае это продукция с высокой себестоимостью, потому что корм должен применяться только импортный. Производство корма в Татарстане — это, конечно, хорошее желание, но… Думаю, корм станет главным вопросом.

Помещения под такие проекты строятся очень просторные, из сэндвич-панелей, это отработанная технология. Переделывать готовые объекты дороже, а иностранцы в таких вещах особенно щепетильны. Я, правда, не имел опыта договорных отношений с норвежцами, но с ирландцами пытались запустить проект — уже когда все было решено по конструкции одного из зданий, но одна мелочь не решалась, они сказали: извините, по одному параметру проект не проходит. Приспосабливаться они не будут. Им вообще в Карелии было бы удобнее. Там можно работать на открытых водоемах, устраивать понтонную систему, никакой электроэнергии не надо.

Проект очень долгосрочный. Если на окупаемость подобного бизнеса закладывают обычно 7 лет, то здесь все будет намного дольше. Речь ведь идет о 40 тысячах тонн рыбы — это, видимо, будет крупнейшее предприятие в масштабах России, я о подобных не слышал.

Ринат Загидуллин — гендиректор ООО «Центр природоохранных технологий — Булгар»:

— Подготовка и подогрев воды действительно являются одной из основных составляющих себестоимости проекта аквакультуры, как и корм. Если завод будет получать теплую воду определенного градуса, то и рыба будет быстро расти, проект можно таким образом удешевить, но для тэцевской воды, я думаю, нужны очень хорошие фильтры.

У нас есть несколько похожих проектов, в том числе по разведению клариевого сома. Хотим попробовать производство под Казанью с немецкими инвесторами. Под программу Муратова наши партнеры тоже давали свое предложение, но это было давно.

Радик Салахов — директор и совладелец ООО «Заинский рыбхоз», соучредитель ООО «Кармановский рыбхоз» (Башкортостан):

— Мне сложно оценить долю подогрева воды в себестоимости проекта, потому что мы в Заинске всегда получали ее даром — она шла с Заинской ГРЭС по каналу, в Кармановском рыбхозе — то же самое. Важно иметь возможность регулировать температуру, а в целом идея, наверное, правильная. Вот только когда речь идет о 10, о 20 тысячах тонн рыбы в год, это невозможно представить. В Заинском рыбхозе я выращивал 300–400 тонн рыбы — это такие площади были! 10 тысяч, по-моему, нереальная вещь, очередная сказка. В Карманове мы выращиваем тысячу тонн в открытом водоеме, а замкнутая система — это еще сложнее. Чем больше рыбы, тем больше надо ей воды. Значит, там будут качать насосы, а где насосы, там с ходу рентабельности нет. И какое же количество воды через эту систему должно проходить, какой расход энергии нужен! Себестоимость будет запредельной.

Заинский рыбхоз нам так и не удалось продать — ежемесячно выставляем, и ни одного звонка в течение года. Сами мы больше не пытались запускать рыбу — никто же не помог после мора, единственное тепловодное хозяйство все бросили. Когда рыбхоз был жив, команда Муратова предлагала форель выращивать в понтонных секциях, а сейчас у меня и понтонов нет. После мора долгов осталось 16 миллионов, так я все понтонные секции сдал в металлолом, чтобы расплатиться. Работая в Татарстане 12 лет, я этих рыбоводческих программ перевидал море, ни одна из них до дела не дошла.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector