Главная » Регионы » Казань » Залог в 15 млн не помог: Александра Гомзина оставили под стражей

Залог в 15 млн не помог: Александра Гомзина оставили под стражей

В защиту главного конструктора ОКБ им. Симонова высказался коллектив, но суд не внял его письму и доводам адвокатов

Ни коллективное письмо сотрудников конструкторского бюро, ни залог в 15 млн рублей не помогли Александру Гомзину выйти из СИЗО. Под стражей он останется до 26 июня. Главного конструктора обвиняют в многомиллионных хищениях при разработке беспилотника «Альтаир» для министерства обороны. Сам Гомзин продолжает настаивать на том, что дело сфабриковано.

Залог в 15 млн не помог: Александра Гомзина оставили под стражей

ЗА ГОМЗИНА ПОДПИСАЛИСЬ 500 СОТРУДНИКОВ ОКБ

Свой 52-й день рождения — а он будет 26 мая — главный конструктор ОКБ им. Симонова Александр Гомзин отметит в СИЗО. Таков результат прошедшего сегодня заседания в Верховном суде Татарстана.

Гомзину, который вот уже неделю сидит в изоляторе по обвинению в мошенничестве, пришлось ждать своей очереди несколько часов. К рассмотрению апелляции йошкар-олинского адвоката главного конструктора Олега Головенкина и московского защитника Валерия Бараковского судебный состав Ленара Карипова приступил в порядке длинной очереди после обеда.

«Я заинтересован в развитии следственных действий и не намерен сдаваться. В связи с тем, что работы выполнены, никаких хищений в принципе быть не может! Все финансовые риски решали на предприятии, и, в случае неисполнения работ, банк погашал бы и возвращал бы все средства», — так сформулировал свою позицию по делу главконструктор ОКБ.

Следственный комитет, напомним, считает Гомзина виновным в многомиллионных хищениях при разработке беспилотного самолета «Альтаир» для министерства обороны. Наше издание подробно описывало хитросплетения уголовного дела.

Под следствием Гомзин находится уже год. Он попросил отпустить его из следственного изолятора. А само уголовное дело в очередной раз назвал рейдерским захватом.

«Доводы судьи [Авиастроительного суда, арестовавшего Гомзина] основаны на предположениях, — заявил адвокат Головенкин. — Данных о том, что Гомзин, находясь на свободе, будет препятствовать расследованию, нет». Как, по словам адвоката, нет и документов, подтверждающих обоснованность предъявленного обвинения.

Защитник заявил: у ОКБ имеются госконтракты на сумму более 7 млрд рублей. Неисполненные обязательства из них на сумму около 3 млрд рублей — и это гособоронзаказ. «При таких обстоятельствах стоит исполнение госконтрактов на указанные суммы возложить на должностных лиц ГСУ СК России, то есть тем, кому подчиняется этот следователь!» — заявил суду адвокат Головенкин. Жалобу с подобным содержанием он уже направил в следком.

Адвокат в течение 15 минут объяснял мотивы своей жалобы: один из его аргументов — коллективное письмо трудового коллектива ОКБ им. Симонова. Подчиненные Гомзина писали, что его содержание под стражей может привести к закрытию эффективного предприятия, в результате чего более 500 сотрудников могут остаться без работы. «Только личное участие Гомзина в руководстве предприятия может спасти его от краха и развала. Убедительно просим вас в целях сохранения предприятия военно-промышленного комплекса изменить меру пресечения в отношении Гомзина, не связанную с лишением свободы на период следственных мероприятий», — зачитал Головенкин.

Залог в 15 млн не помог: Александра Гомзина оставили под стражей

Адвокат также заявил ходатайство, суть которого проста: никакого ущерба министерство обороны, заказчик разработки беспилотника, не понесло. Защитник заявил и о надлежащем качестве оборудования, которое за несколько лет разработано ОКБ, пытался приобщить письма руководства ассоциации предприятий и промышленников РТ — в числе положительных характеристик конструктора.

Второй адвокат Гомзина поддержал коллегу. Бараковский попросил отпустить подзащитного из-под стражи. «Избрать Гомзину, если уж суд посчитает необходимым, денежный залог в размере 10–15 миллионов рублей либо, если действительно посчитает, что нужно поменять меру пресечения, связанную с изоляцией от общества, то домашний арест с возможностью посещения рабочего места и выезда на служебные командировки. Он обязан посещать различные совещания, поскольку его работа связана напрямую с обороноспособностью нашего государства», — объяснил Бараковский.

Суд посчитал, что отпускать конструктора на свободу пока рано.

Залог в 15 млн не помог: Александра Гомзина оставили под стражей

КАК ПИЛИЛИ «Альтаир»: версия силовиков

Гомзина задержали в апреле 2018 года. Оперативники республиканского управления ФСБ и экономические полицейские доставили его на допрос прямо из рабочего кабинета. Следственный комитет заподозрил главного конструктора в особо крупном мошенничестве, злоупотреблении полномочиями и нецелевом расходовании бюджетных средств.

Фабулу уголовного дела раскрыли источники «БИЗНЕС Online». В 2011 году команда Гомзина (на тот момент конструкторское бюро носило название «Сокол») выиграла тендер на научно-исследовательскую работу (НИР) «Альтиус-М». За несколько лет бюро должно было разработать и подготовить несколько готовых образцов тяжелых беспилотников — массой в 5 тонн, — способных выполнять как разведывательные и наблюдательные задачи, так и наносить удар. Отмечалось, что проект имеет стратегическую важность для страны, подобные беспилотники есть на вооружении, например, США и Израиля.

По данным наших собеседников, с первых месяцев реализации НИР вскрылись проблемы. Возможно, связано это было с нехваткой опыта: до того симоновцы были известны в отрасли разве что разработкой воздушных мишеней. Два первых испытательных образца ОКБ должно было предоставить к июлю 2014 года (стоимость данного контракта наши источники оценивают в более чем 1 млрд рублей). Тестовых полетов в итоге не было: по словам собеседника нашего издания, был лишь «подлет» — беспилотник оторвался от взлетной полосы буквально на несколько метров.

Чуть позже Счетная палата установит — почти полмиллиарда из бюджетных средств поступали на счета компании ООО «Милтек», а оттуда деньги якобы перетекали в офшоры. В первоначальных материалах дела указана сумма в 493 с небольшим миллионов рублей, на данный момент она изменилась, следствие ее не называет. По документам деньги перечислялись за работы по композитам, но на допросе руководители фирмы якобы утверждали, что контракты были фиктивными.

Вскроется все лишь через несколько лет, к тому моменту ОКБ уже подписало с министерством обороны контракт на выполнение ОКР (опытно-конструкторской работы). Иными словами, симоновцы получили право довести проект до разумного завершения. ОКР оценили в 3,6 млрд рублей, считают знакомые с деталями дела специалисты. В рамках ОКР казанские конструкторы должны были разработать два полномасштабных образца беспилотника к февралю 2017 года. Срок в итоге перенесли на полтора года — до осени 2018-го.

Предъявили Гомзину претензии и за разработку оперативно-тактической беспилотной системы наземного и воздушного старта «Зеница». Контракт заключали в ноябре 2011 года. Часть из этих денег, считает следствие, обналичивалась и возвращалась в карманы руководства ОКБ. Вместо новейших разработок конструкторы якобы подсовывали «липу» — документацию мишени «Дань». Которую — совпадение или нет — ранее разрабатывали симоновцы.

Все эти проблемы, утверждали знакомые с ходом расследования собеседники, привели Гомзина к тому, что денег на доведение проекта «Альтаира» не хватало. В ход пришлось пускать 100 млн рублей субсидий, полученных от минпромторга РФ на зарплату сотрудников и коммунальные платежи. Долги копились как ком.

Залог в 15 млн не помог: Александра Гомзина оставили под стражей

«Я, КОГДА ВЫЙДУ, ЭТОТ ПРОЕКТ СОЗДАМ. У МЕНЯ МНОГО ПЛАНОВ»

В СИЗО Гомзин провел меньше двух месяцев. В мае 2018 года его отпустили из-под стражи — под подписку. К расследованию подключился центральный аппарат СКР. На какое-то время следствие выпало из публичной плоскости. Но все изменилось после майского визита Владимира Путина в Казань. В Татарстан глава государства буквально залетел на несколько часов: провел профильное совещание на базе авиационного завода. Уже на следующий день Гомзина вызвали в суд, ему предъявили обвинение в в новой версии. Фактически в числе инкриминируемых преступлений все та же фабула, однако изменилась сумма ущерба: следствие ее не раскрывает, Гомзин заявляет о якобы полумиллиарде рублей.

К тому моменту было известно, что проект беспилотника у ОКБ отнимают и отдают на доработку Уральскому заводу гражданской авиации. По данным ряда профильных экспертов «БИЗНЕС Online», передаче разработок активно препятствовал главконструктор ОКБ, который в прямом смысле не пускал «конкурентов» на территорию бюро. Более того, Гомзин якобы мешал оценке проделанной его командой работы. И все это — с конца прошлого года. Махать ладонью у пасти тигра, как известно, весьма небезопасно…

«Грубо — без всяких сантиментов, на глазах у общественности — происходит разрушение одного предприятия, которое достигло успехов и создало уникальный проект. При этом выдвигается другое предприятие, которому передаются не только научно-технический задел, но и немалые бюджетные средства», — как всегда эмоционально высказывался Гомзин, ожидая суда. Поддержать конструктора приходила его супруга.

Конструктор уверял: ни о какой коррупции — с его стороны — и речи быть не может. А вот со стороны его неназванных противников… «Дело сфабриковано. Я называю это своими именами», — говорил он.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector