Главная » Политика » «Жесткий сценарий»: в Британии готовятся к Brexit без сделки

«Жесткий сценарий»: в Британии готовятся к Brexit без сделки

close


Toby Melville/Reuters

Глава Банка Англии призвал крупнейших кредиторов страны активизировать подготовку к выходу Великобритании из состава ЕС без торгового соглашения. Лондон 1 июня завершил третий раунд переговоров с Евросоюзом об условиях их дальнейшего сосуществования после окончания переходного периода. Диалог, однако, продвигается сложно — слишком глубоки противоречия между сторонами по самым разным вопросам.

Пандемия и ее удар по экономике не повод для Лондона приостанавливать свой окончательный выход из состава Евросоюза. Однако постепенно в Великобритании назревают опасения по поводу вероятности «жесткого» Brexit — разрыва отношений с ЕС без какого бы то ни было соглашения.

Как сообщает Sky News, глава Банка Англии Эндрю Бейли призвал крупнейших кредиторов Великобритании начать подготовку к «Brexit без торгового соглашения» на фоне растущих признаков, что переговоры между Лондоном и Брюсселем зашли в тупик.

В разговоре с руководителями банков во вторник Бейли заявил, что им стоит активизировать планирование для страны в условиях отсутствия торговой сделки с ЕС.

Как коронавирус вмешался в процесс Brexit

Вспышка коронавируса в Европе застала Великобританию за празднованием Brexit и старта ее переговоров с Брюсселем об условиях ее дальнейшего сосуществования с ЕС. Однако для Лондона это не представляется проблемой, и он был полон решимости заключить сделку в срок, до окончания переходного периода — 31 декабря 2020 года.

Причем этот срок был определен еще на начальных этапах переговоров об условиях Brexit, когда планировалось, что Лондон покинет содружество 29 марта 2019 года. То есть стороны тогда выделили на этот процесс 21 месяц. Но поскольку Brexit состоялся только 31 января этого года, срок переходного периода сократился в два раза.

Евросоюз скептически отнесся к перспективам заключить соглашение в срок с самого начала. Переговоры стартовали 2 марта — в тот день в Брюсселе встретились делегации от ЕС и Великобритании. Обе разделены на десять комитетов, каждый из которых занимается своим вопросом. Со стороны Лондона делегацию возглавил Дэвид Фрост. Евросоюз представляет Мишель Барнье.

Через две недели стало известно, что Барнье болен коронавирусом, следующий этап переговоров прошел по видеосвязи, а затем процесс и вовсе был приостановлен на месяц.

Несмотря на это, Лондон был полон решимости заключить сделку в срок, и пандемия коронавируса, урезавшая и без того небольшое количество времени на переговоры, ему не представлялась помехой. Об этом заявлял и премьер-министр Борис Джонсон, и глава МИД Доминик Рааб.

20 апреля переговоры возобновились. Следующие раунды дискуссий между делегациями прошли 11 мая и 1 июня. Еще на старте процесса было ясно, что стороны занимают слишком разные позиции, противоречия между которыми достаточно глубоки. Тем не менее, Лондон и Брюссель должны были проделать большую часть работы до июня. В этом месяце переговоры выйдут на новый уровень, к процессу подключатся премьер-министр и председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен.

Казалось, что основная проблема между сторонами возникнет в вопросах суверенитета и единых торговых правил.

В основе требований ЕС лежит пункт о так называемом «ровном игровом поле», обеспечивающим честную конкуренцию на рынке. Лондон, по мнению Евросоюза, должен согласиться соблюдать правила ЕС и придерживаться тех же стандартов, причем не только технических, но и в сфере занятости и экологии.

Кроме того, по всей вероятности, пандемия лишь укрепила намерение правительства Великобритании сепарироваться от Брюсселя в вопросе торговых правил и стандартов. Экономика Соединенного Королевства, несомненно, будет переживать кризис и Лондон, вероятно, хочет иметь полный контроль над всеми проблемами и изменениями в ней, который могут быть лишь ограничены торговыми требованиями ЕС.

Кроме того, Лондон может опасаться, что при столь тесной интеграции во внутренние рынки ЕС, он окажется подключен к мерам Брюсселя по восстановлению экономики членов Евросоюза, в то время как сам он под финансовую помощь, конечно, не попадает. Хотя в обнародованном ранее посткризисном плане ЕС участие Великобритании не подразумевается.

Существует и еще одна причина, по которой Лондону могло бы быть выгодно сепарироваться от правил и стандартов Евросоюза. Дело в том, что Великобритания запланировала торговую сделку с США, о чем ранее не раз говорил президент Дональд Трамп. Вашингтон, однако, может потребовать от Лондона соблюдать свои стандарты, именно поэтому Великобритании важно сохранить возможность свободы в этом вопросе.

Между тем, экономические последствия от пандемии могут смазать результаты выхода Великобритании из ЕС, ее сепарации от внутренней экономики содружества, и потенциально худшие показатели от сделки с США.

Если же не учитывать фактор пандемии, то для Великобритании требование соблюдения «ровного игрового поля» напрямую связано с темой суверенитета. В целом, все, что затрагивает независимость страны от содружества, наталкивается на принципиальную позицию властей Соединенного Королевства.

Так, противоречия между сторонами касаются и надзора Европейского суда на территории Великобритании, и полного сотрудничества в системе уголовного правосудия, предполагающего доступ сторон к базам данных друг друга.

Как рыболовство стало новым камнем преткновения в Brexit

Однако главная проблема возникла не с вопросом торговли, а с рыболовством, хотя эта сфера занимает всего 0,12% в объемах производства Великобритании. Впрочем, и на этом направлении трения связаны все с тем же суверенитетом Соединенного Королевства.

Возвращение полного контроля над водами было одним из ключевых обещаний «брекситеров» (среди них и Борис Джонсон) в кампании за референдум о выходе из ЕС.

Лондон настаивает, что европейские рыболовные судна вылавливают в водах Великобритании примерно в восемь раз больше рыбы, чем британские рыбаки, и этот факт кажется ему несправедливым.

Сотрудничество с Брюсселем в этой области Лондон видит так: он рассчитывает на введение рыболовных квот, чтобы ограничить доступ европейских рыбаков к его водам — такие соглашение ЕС заключил с Исландией и Норвегией.

Однако у Евросоюза есть восемь стран-членов, которым есть что терять в случае полного возвращения контроля Лондона над водами. Среди них такие влиятельные в ЕС игроки как Германия, Франция, Бельгия, Нидерланды и Дания и они не намерены терять свой доступ к британским водам.

Брюссель ссылается на тот факт, что соглашение о квотах с Норвегией справедливо лишь потому, что в этом случае речь идет лишь о шести видах рыб, в то же время, в водах между Евросоюзом и Соединенным королевством существует более ста категорий.

Как сообщает The Guardian, Евросоюз поручил Мишелю Барнье — бывшему французскому министру сельского хозяйства и рыболовства — «избежать экономических потрясений» для европейских флотов.

Возвращение контроля над водами — принципиальный вопрос для британского правительства, которое возглавляют евроскептики. Для Лондона этот факт отразит, что Великобритания стала независимым прибрежным государством.

В вопросе рыболовства Лондон имеет больше рычагов влияния, однако переговоры все же осложняются тем, что и Евросоюзу есть чем апеллировать — 71% британского экспорта морепродуктов идет в ЕС, а в случае, если переговоры сорвутся, то британские рыбаки могут потерять доступ к французским и ирландским водам.

Ранее Мишель Барнье назвал позиции обеих сторон по этому вопросу «максималистскими» и по информации The Guardian, страны-члены ЕС, занимающиеся рыболовством, дали ему понять, что не настроены на компромисс по этому вопросу.

Время снова против Brexit

Стоит также учитывать, что с высокой долей вероятности, противоречия между сторонами не ограничиваются одной сферой. С возобновлением переговорного процесса из Лондона и Брюсселя доносятся неутешительные признаки того, что диалог протекает совсем не гладко.

«Великобритания предпринимает шаги назад — два шага назад, три шага назад — от первоначальных обязательств. Британские переговорщики должны полностью соответствовать тому, что подписал с нами премьер-министр [в соглашении о Brexit]. Потому что у 27 глав государств, правительств и Европейского парламента нет недолгой памяти. Мы очень хорошо помним текст, который заключали с Борисом Джонсоном. И мы просто хотим, чтобы это соблюдалось. И если этого не произойдет, не будет никакого соглашения»,

— рассказал Барнье в интервью The Times.

Так или иначе, время на переговоры истекает и, несмотря на три раунда дискуссии, прогресса так и не было достигнуто. Как сообщает Financial Times со ссылкой на источники, официальные лица Великобритании предупреждают Джонсона о необходимости достичь соглашения до осени.

«Нам нужно широкое соглашение до конца лета. Мы не можем вести этот разговор еще и в сентябре или октябре», — сказал собеседник издания.

Евросоюз, в свою очередь, раздраженный тем, что во время пандемии ему приходится тратить силы на бракоразводный процесс с Лондоном из-за его упрямства, тоже намерен закончить с этим к осени, чтобы дать возможность бизнесу подготовиться к новым условиям или же их отсутствию с 1 января 2021 года.

Однако от Лондона не поступает сигналов о готовности продлить переходный период, в связи с чем опасения «жесткого» разрыва становятся все более реалистичными. И хотя такой сценарий нежелателен для обеих сторон, наибольшие потери от него понесет именно Великобритания, так как она получает всего 7% европейского экспорта, в то время как на долю европейских рынков приходится 47% экспорта Соединенного Королевства.

«Brexit — это проигрыш. До сих пор никто так и не смог продемонстрировать, что в Brexit есть какая-то дополнительная ценность. Даже Найджел Фараж [один из лидеров кампании по выходу из ЕС]. Таким образом, на этих переговорах мы лишь ограничиваем ущерб», — заявил Барнье The Times.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector